суббота, 30 декабря 2017 г.

Грамматический словарь русского языка А. А. Зализняка

Грамматический словарь русского языка А. А. Зализняка — один из наиболее важных трудов, ставших существенным вкладом в прикладную лингвистику, в том числе в создание поисковых алгоритмов. Не менее важно, что теоретическая база для словаря тоже создана самим Андреем Анатольевичем на основе собственных фундаментальных исследований русской морфологии (и прежде всего, русского именного словоизменения, которое он описал и структурировал в своей кандидатской, признанной докторской). Это образец неразрывности фундаментального и прикладного направления науки, в котором практицизм был бы невозможен без теории.

Эту книгу мне посчастливилось иметь в «бумажной» форме подарком от Валентины Васильевны Саблиной. На тёмно-синей обложке схематично изображены, возможно, те самые хлебные лотки из булочной, ставшие для Зализняка «рабочим инструментом», своеобразными отсеками памяти в докомпьютерную эпоху. Но в пару кликов можно скачать и электронную версию или найти онлайн-сервис на основе словаря.


Новизна теоретического подхода в словаре заключалась в разделении всех разновидной склонения на два основных вида по твёрдости/мягкости основы (1-2), пять дополнительных видов, являющихся разновидностями основных (3-7) и один особый вид (8 = трад. 3 скл.) (особые обозначения также имеют случаи беглости, разносклоняемости и прочие регул. и уник. отклонения от нормы), а также в выделении 16 видов спряжения. Такое разделение опирается на введение новых теоретических понятий: грамматический разряд, графическая основа слова, — а также на строгое определение терминологических границ существующих понятий: форма слова, грамматическая категория, парадигма (в вопросе о границах). Подобный подход позволил присвоить каждому русскому слову индекс и образец склонения/спряжения, по которым, имея начальную форму, можно восстановить всю парадигму. Классификация Зализняка используется для морфологической разметки слов в «Яндексе» и для обозначения склонения и спряжения слов в «Викисловаре».

В бытовой практике словарь можно использовать как собственно грамматический, акцентологический, обратный и орфографический.





четверг, 28 декабря 2017 г.

Страница памяти Андрея Анатольевича Зализняка

В 2015 году я завёл на блоге обновляемый пост «Весь Зализняк». Он остаётся доступным, но сегодня я вывел его в число страниц блога. Материалы пополняются.

Ссылка на старый пост
Ссылку на новую страницу


вторник, 26 декабря 2017 г.

«Ему было важно знать не как правильно, а почему так говорят», — Борис Иомдин об Андрее Зализняке

Борис Иомдин, доцент школы лингвистики ВШЭ, преподаватель школы анализа данных «Яндекса».
Рассказы о грамотах — главное лингвистическое событие осени, и с каждым годом количество их слушателей только прибывало: в последние два года они переместились в самую большую аудиторию МГУ и люди все равно стояли в проходах, свешивались с балконов и устраивались прямо под ногами у лектора. Это был верный способ встретить всех своих друзей и знакомых в одно время и в одном месте. Андрей Анатольевич живо интересовался списками слушателей, которые он составлял, изучал их и как-то даже перед началом лекции рассказал о своих наблюдениях над эволюцией имен, почерков и названий организаций в этих списках. Нельзя было не провести мысленной параллели между этими перечнями фамилий и теми, что так часто встречаются в берестяных грамотах и служат источником лингвистических открытий. Казалось, и то и другое для него исторические документы, которые он изучает с равным интересом, возвышаясь в вечности на недосягаемой высоте — и над новгородцами XI века, и над нами.

И одновременно Андрей Анатольевич не только не был недосягаем, но был абсолютно доступен для любого слушателя. На Летних лингвистических школах к нему выстраивалась очередь из школьников, и он с неподдельным интересом отвечал на их вопросы и обсуждал их идеи. Как-то один шестиклассник задал вопрос о том, какого рода слово «тапки». «Не помню! — ответил Андрей Анатольевич. — Откройте мой «Грамматический словарь», как там написано, так и есть». Что признается нормой, кажется, Зализняка не интересовало. Ему было важно знать не как правильно, а почему так говорят. Школьники с удивлением узнавали на его лекциях, что ударение «зво́нит» — не ошибка, за которую снижают оценку, а проявление мощнейшей языковой тенденции: на лекциях он демонстрировал собственноручно составленные таблицы глаголов с таким же переносом ударения и временем с точностью до десятилетия, когда этот переход в них произошел. Темы лекций Зализняка на Летних лингвистических школах ни разу не повторялись: он рассказывал о берестяных грамотах, о русском ударении, о механизмах экспрессивности в языке, о происхождении слов, об устройстве арабского языка… На последней лекции, в 2017 году, Андрей Анатольевич провел эксперимент со школьниками: попросил у них списки самых модных и современных слов из их лексикона и тут же демонстрировал принципы постановки ударения в этих словах, светясь радостью: «Во всех листочках, что вы мне сдали, было замечательное слово «хайп» с ударением всегда только «хáйпа», а не «хайпá» — и совершенно ясно почему!»

Мой собственный путь в лингвистику начался с традиционных лингвистических олимпиад, которые появились благодаря идеям Зализняка о самодостаточных лингвистических задачах — это тот тип задач, которого не придумал до него никто во всем мире. Олимпиада с такими задачами, впервые проведенная в Москве, сегодня распространилась по десяткам стран, проводится и международная лингвистическая олимпиада. С задачи Зализняка, которая позволяет любому неподготовленному человеку прочесть целый текст на санскрите, я начинаю любой цикл семинаров по введению в лингвистику и затем упоминаю имя Зализняка на каждой лекции и каждом семинаре — идет ли речь о лингвистических задачах, об истории русского языка, об ударении, о словоизменении, об определении падежа, о согласовательных классах, о нецензурной лексике, о словарях…

Коллеги в «Яндексе» и в Школе анализа данных знают, что именно благодаря Зализняку «Яндекс» понимает русские слова независимо от той формы, в которой они стоят, — именно его «Грамматический словарь» лег в основу компьютерной морфологии, на которой работают и «Яндекс», и многие другие системы автоматической обработки естественного языка. Но, описывая систему русского словоизменения, Зализняк, конечно, и не предполагал, что его работа будет встроена в миллионы компьютеров и телефонов. Как и не думал, занимаясь анализом древнерусских клитик (коротких безударных слов), что этот анализ позволит поставить точку в подлинности «Слова о полку Игореве». Главным для него был поиск истины, а не пути ее дальнейшего применения. Потому, что интересно именно это. И этим интересом он заражал своих современников — всем нам хотелось слушать Зализняка и говорить с ним.
Читать полностью на «Афише» 

«Он умел выстраивать материал так, чтобы слушатели как бы сами делали открытие», — Елена Муравенко об Андрее Анатольевиче Зализняке

Елена Владимировна Муравенко, председатель методической комиссии «Русского медвежонка», о том, как проходили лекции и зачёты и «отзализнячивались» лингвистические задачи. (Источник) Текст приводится полностью, без изменений.

Сегодня (т.е. вчера, просто уже много часов не могу прийти в себя от этого известия и сосредоточиться) ушёл из жизни АНДРЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ ЗАЛИЗНЯК. Академик, величайший учёный, благороднейший человек… Это огромная утрата для науки и для человечества. Но я переживаю эту утрату как личную потерю близкого и дорогого человека. Думаю, таких осиротевших сегодня людей немало…

Когда я в 1971 году поступила на Отделение структурной и прикладной лингвистики МГУ, Андрей Анатольевич был молодым профессором, доктором наук и вёл на Отделении несколько разных курсов. Конечно, Зализняк был любимым преподавателем почти у всех (это я осторожничаю: наверное, просто у всех) студентов. Мне и моим однокурсникам повезло больше других: у нас Зализняк вёл целых три курса: введение в языкознание, древнерусский язык и старославянский язык. Лучшее введение в специальность трудно себе представить, а древнерусский и старославянский стали у меня любимыми предметами, при том что раньше меня никогда не интересовали древние языки. Хорошо помню, как я сдавала экзамен по старославянскому. От А.А. вопрос за вопросом, а у меня то взлёт, то заминка. Так он колебался между пятёркой и четвёркой и в конце концов говорит: «Вот последнее задание: переведите этот текст с русского на старославянский. Переведёте – пятёрка». И написал на листке текст. Я перевела, а текст, написанный рукой Учителя, до сих пор хранится у меня.

А как мы сдавали древнерусский… Этот курс длился два семестра, и после первого семестра был зачёт без оценки. В те времена студенты сами участвовали в формировании расписания, и студенты нашей группы вынесли зачёт в экзаменационную сессию и оставили на подготовку максимально возможный срок (кажется, почти неделю). Все хорошо учились и в принципе могли бы сдать зачёт даже без подготовки, но ведь стыдно было ответить Зализняку абы как, поэтому сидели всю неделю и готовились, готовились…

Но ведь и Андрей Анатольевич к каждой своей лекции тщательно готовился (не только в мои студенческие времена, но и много позже, когда он был уже в статусе академика). Он умел выстраивать материал так, чтобы слушатели как бы сами делали открытие, поэтому лекции были необычайно увлекательны, каким бы явлениям ни были посвящены.

Андрей Анатольевич стоял у истоков Лингвистической олимпиады, тогда она называлась Традиционной Олимпиадой по языковедению и математике. Ещё до олимпиады он опубликовал статью «Лингвистические задачи», а потом в течение многих лет ежегодно составлял задачи для Олимпиады. И не только составлял задачи, но обязательно внимательно просматривал варианты, составленные задачной комиссией. Тогда у нас в ходу был специальный термин – «отзализнячить» задачи, т.е., когда всё уже совершенно готово, перед сдачей в типографию отнести варианты на проверку А.А. Зализняку. И, бывало, Андрей Анатольевич находил какие-то огрехи. Довелось возить задачи на «отзализнячивание» и мне, когда, учась на 5-м курсе, я была председателем задачной комиссии. Какую же я испытывала гордость и радость, когда А.А. похвалил варианты!

У Андрея Анатольевича я писала курсовую работу на 4-м курсе, а потом диплом. Опять-таки, стыдно было приезжать к нему с каким-то совсем сырым текстом и непродуманными намётками. И хотя я часто разговаривала с Андреем Анатольевичем, звонила ему по телефону, бывала у него дома, я неизменно испытывала какой-то трепет в общении с ним, ощущая масштаб его личности (вот ведь перед начальниками и администраторами любого уровня у меня никогда не было никакого страха и трепета).

С 1992 года мы с Максимом Кронгаузом начали проводить Летние лингвистические школы, а в 2007 году нам пришла в голову счастливая мысль пригласить с лекцией Андрея Анатольевича. Я позвонила ему, Андрей Анатольевич очень заинтересованно меня выслушал и согласился. С тех пор мы приглашали Андрея Анатольевича на ЛЛШ каждый год, и каждый год он с готовностью соглашался и, кажется, с большим удовольствием выступал перед талантливыми школьниками, приехавшими из самых разных уголков России (и не только России). Лекция Андрея Анатольевича неизменно проходила в первый же рабочий день школы, потом он отправлялся на ежегодные раскопки новгородских берестяных грамот. Всего с 2007 по 2017 гг. было прочитано 11 потрясающих лекций. Казалось, так будет всегда. Кто же из нас летом этого года мог подумать, что присутствует на последней лекции Зализняка в ЛЛШ. Благодаря усилиям Виталия Арнольда и его коллег многие лекции существуют в видеозаписи, и теперь, включив компьютер, можно окунуться в те времена, когда все были живы-здоровы и мы все вместе: школьники, студенты, преподаватели и специально приехавшие гости – собирались в зале и с увлечением слушали Андрея Анатольевича. 

понедельник, 25 декабря 2017 г.

Владимир Плунгян: о филигранной точности и глубине обобщений Андрея Зализняка

Владимир Плунгян, лингвист, академик РАН, исследователь корпусной лингвистики.
Но Зализняк демонстрировал, если можно так выразиться, высшие возможности человеческого интеллекта; он показывал, каким в принципе может быть человек, каких высот он может достигать... С одной стороны, он был филигранно точен в своих рассуждениях («всесильный бог деталей», как писал поэт) и умел замечать то, мимо чего проходили другие, — такое ощущение, что он обладал во много раз более мощным зрением, чем простые смертные. Но с другой стороны, он умел подниматься до таких обобщений и заглядывать в такие глубины, что от изумления просто захватывало дух.
...
Вообще, вносить рациональный смысл в то, что всем остальным кажется хаосом, — это подлинная стихия Зализняка, его фирменный почерк. Потом он каким-то чудом перевоплотился в древнего новгородца и прочитал берестяные грамоты почти тысячелетней давности так, как если бы стоял за плечом у пишущих и знал их мысли... Ну, всем известно, что еще он доказал подлинность «Слова о полку Игореве» (именно доказал — насколько в лингвистике вообще возможны рациональные доказательства), но это лишь вытекало из его безграничных знаний о древнерусской эпохе.
...
Зализняк обычно объяснял за три занятия: первое — вводное, второе — склонение и спряжение, третье — синтаксис, «Ну а письменность вы уж сами», — добавлял он обычно. И самое поразительное — что сведений, сообщенных на этих вводных занятиях, действительно было достаточно...
Читать полностью это и другие воспоминания на «Афише» 

Он показал, что берестяные грамоты, в которых когда-то историки, археологи и филологи-русисты... видели в основном набор невнятных значков, можно читать, как безупречно выстроенный, осмысленный текст... Все помнят, как он доказал подлинность «Слова о полку Игореве». Наконец, не надо забывать, что любой поиск в интернете на русском языке пользуется его алгоритмами, придуманными еще в 60-е годы. Он составил свой «Грамматический словарь», когда никто еще не подозревал ни о какой компьютерной лингвистике. 
Читать полностью это и другие воспоминания на «Таких делах» 

Дмитрий Сичинава об Андрее Зализняке: «Выдающийся педагогический дар — он заставлял почувствовать, что ученик вместе с ним решает сложные лингвистические проблемы»

Дмитрий Сичинава

Представим, что один лингвист сделал полное алгоритмическое описание словоизменения русского языка, которым пользуются сейчас во всех компьютерах и мобильных устройствах. Второй описал, какие ударения были в речи наших предков. Третий доказал, что «Слово о полку Игореве» — древнее произведение. Четвертый совершил огромный прогресс в изучении берестяных грамот, открыв в их орфографии и грамматике стройную систему. Пятый выявил правила расстановки древнерусских местоимений (и шестой, и десятый...) — каждый из них был бы выдающейся фигурой в истории науки. Зализняк это все сделал один, без соавторов. 
 ...

Выдающийся педагогический дар — он заставлял почувствовать, что ученик вместе с ним решает сложные лингвистические проблемы... На ежегодных докладах о находках берестяных грамот (в огромные аудитории набивалось, кажется, половина Москвы, а кто-то приезжал и из других городов) он выписывал на доске (никаких презентаций, только мел!) начало грамоты. Аудитория подсказывала, как будет дальше, а он предлагал сравнить варианты, и решение непостижимым образом чувствовалось само. 
...
В двадцать один год он поехал учиться в Париж, к последнему из великих структуралистов Андре Мартине. Удивительное время было начало оттепели: системный сбой, никто не знал, что теперь делать — и в Эколь Нормаль по обмену направили не агента и отличника боевой подготовки, а действительно лучшего студента филфака, полиглота.
Читать полностью на «Горьком» 

«Этой светлой радости, которая исходила от него до самого последнего дня, мы, его ученики, никогда не забудем», — Александр Пиперски об Андрее Анатольевиче Зализняке

Александр Пиперски, лингвист-германист, популяризатор искусственных языков, член методической комиссии «Русского медвежонка».

Когда о достижениях ученого спрашивают математики, они в первую очередь интересуются: какие у него есть результаты? Зализняк — один из немногих лингвистов, про которых дать ответ на такой вопрос легко; нелегко только выбрать из его многочисленных результатов. Но особенно важно, что его результаты легко понять даже людям, далеким от лингвистики, а лингвисты, как и обо всем гениальном, думают о них: «Ну это же так кристально ясно! И почему мне не приходило в голову?..» И в этом тоже величие Зализняка: не только открыть, но и объяснить другим. Не зря студенты, которым задают читать его работы, жалуются, что их невозможно конспектировать, потому что короче и яснее не скажешь.

Читать полностью на N+1

Андрей Зализняк: «Живые механизмы современного русского ударения»

Одна из последних просмотренных мною лекций, не считая разбора берестяных грамот последнего сезона. Живые механизмы современного русского ударения. 8 июля 2017 г. 14:30, XIX Летняя лингвистическая школа.

Какой была система ударений в древнерусском языке и почему сейчас жёсткой системы нет? На каком этапе формирования новой системы мы находимся и как это видно на примере односложных существительных мужского рода? Как на это влияет исчисляемость и освоенность слова носителями?


Не только видео, но и материалы к лекции: http://www.mathnet.ru/php/seminars.phtml?presentid=17669&option_lang=

Андрей Зализняк: «Или и уже»

Одна из последних публичных лекций Андрея Анатольевича. 13 февраля 2017 года. В двух частях. О том, как и почему в этих коротких словах менялось ударение и что необычного в начальном У в словах уголь, угорь (чувствуете омономию?), угол и узел. Если вы ещё не видели или хотите пересмотреть, то приятного аппетита.

Часть 1.
Часть 2


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...